Ученицы Иисуса. Кто Они?

Женщины сопровождали Иисуса от Галилеи до Иерусалима и не покинули его даже в момент распятия. Они слушали его проповеди, учились у него и пребывали рядом с ним, как и другие его ученики.

Этот факт бесспорен, но в то же время и удивителен, потому что в 30-е годы и позже женщинам не разрешалось изучать закон с Иисусом. Ученицы ходили по деревням следом за мужчиной и ночевали под открытым небом вместе с группой мужчин, что, вероятно, выглядело ошеломляюще. В Галилее прежде ничего подобного наблюдать не могли. Вот картина, которая не могла вызвать ничего, кроме подозрений: группа женщин, одни из которых сопровождались мужьями, другие же раньше были бесноватыми, следует за холостым мужчиной, принимающим их в число своих учеников-мужчин. Кто были эти женщины? Что они делали среди мужчин? Они служили им, посвятив себя собственно женским занятиям: готовили еду, накрывали на стол, подавали блюда, приносили воду, мыли ноги. Являлись ли они ученицами Иисуса в том же качестве и с теми же правами, что и ученики мужского пола?

Женщины с самого начала вошли в группу последователей Иисуса. Вероятно, кто-то из них пришел вместе с супругом. Другие были одинокими, без какого-либо мужского сопровождения. Никогда не говорят о том, чтобы Иисус призывал их каждую по отдельности, как, похоже, произошло с некоторыми из числа Двенадцати. Вероятно, женщины сами подходили к нему, завороженные его личностью, однако они никогда не посмели бы за ним следовать, если бы Иисус не пригласил их остаться. Он ни разу не отстранил и не исключил их по половому признаку или из-за ритуальной нечистоты. Они «сестры», принадлежащие новой семье, которую создает Иисус, и их так же принимают во внимание, как и «братьев». Проповедник Царства допускает лишь ученичество на равных.

Мы знаем имена некоторых из них. И они далеко не единственные. Мария из Магдалы занимает исключительное место, и ее всегда вспоминают первой, как Петра среди мужчин. Есть группа из трех женщин, похоже, наиболее близких к Иисусу: Мария из Магдалы, Мария, мать Иакова Младшего и Иосифа, и Саломия. Точно так же среди мужчин особой симпатией и дружбой пользуются Петр, Иаков и Иоанн. Нам также известны имена других очень любимых Иисусом женщин, таких как Марфа и Мария, которые принимали его в своем доме в Вифании каждый раз, когда он шел в Иерусалим, и с истинным удовольствием слушали его, хоть и, по всей видимости, не странствовали вместе с ним.

Присутствие этих женщин, сопровождавших Иисуса вплоть до Иерусалима, было очень значимо в последние дни его жизни. Все меньше сомнений остается в том, что они принимали участие в Тайной вечери. Почему бы им не присутствовать на прощальном ужине, если обычно они ели вместе с Иисусом? Кто мог должным образом приготовить и подать угощение без женской помощи? Еще более абсурдным становится их отсутствие, если вспомнить, что речь идет о пасхальном ужине, одном из праздников, в котором участвовали женщины. Где иначе они могли бы есть Пасху, одни в городе Иерусалиме? В эти дни все Двенадцать всегда собирались в этом доме Тайной вечери, даже после распятия Иисуса, и не одни, а «с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его».

Реакция учеников и учениц на распятие Иисуса была разной. В то время как мужчины убегают, женщины продолжают быть преданными и, несмотря на запреты римлян на любое вмешательство в их криминальное дело, наблюдают за его распятием «издалека», а позднее смотрят на место его погребения. Но, безусловно, ярче и важнее всего стала их главная роль в зарождении пасхальной веры. Первая весть о воскресении Иисуса связана с женщинами. Принадлежит ли именно им первый опыт переживания Иисуса воскресшего? Трудно сказать что-либо с полной уверенностью. Вероятно, Марии Магдалине принадлежала ведущая роль. В христианской общине существовали две традиции: одна из них приписывала первый опыт Марии из Магдалы, а вторая закрепляла первенство за Петром. С большей уверенностью ничего нельзя утверждать. Если Мария занимает первое место среди женщин, а Петр — среди мужчин, вероятно, обоим из них принадлежала важная роль в становлении веры в Иисуса воскресшего.

Присутствие женщин в числе учеников не было вторичным или маргинальным. Наоборот. Во многих аспектах они являют пример истинного ученичества. Женщины, в отличие от мужчин, не спорят о том, у кого будет больше власти в Царстве Божьем. Они привыкли всегда занимать последнее место. Их дело — «служить». И действительно, наверняка именно они больше других занимались тем, что «накрывали на стол» и выполняли другую подобную работу, однако не следует считать это служение их прямой обязанностью согласно рациональному распределению труда внутри группы. Для Иисуса это служение — образец отношений между учениками: «Кто больше: возлежащий, или служащий? Не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий». Возможно, в определенный момент Иисус сам начинает прислуживать, примыкая к женщинам и показывая всем тот вектор, по которому ученикам нужно направлять свою жизнь. Согласно источникам, поведение женщин было примером ученичества для мужчин по своей отдаче, заботливому отношению и полной преданности Иисусу до самого конца, без предательства, отречения или его оставления.

Однако он никогда не называет этих женщин «ученицами», причина проста: в арамейском не существовало такого слова, которое можно было бы употребить по отношению к ним. Поэтому и в греческих евангелиях не говорится об ученицах. Феномен интеграции женщин в группу учеников Иисуса был столь новым, что в языке для него еще не существовало адекватного выражения. Иисус не называет их ученицами, но ведет себя с ними как с таковыми.

При этом Иисус не мог отправить их проповедовать Царство Божье по галилейским селениям, по тем местам, где ходил он сам. Их слова были бы отвергнуты. Женщинам не позволительно было даже читать Слово Божье; они не могли говорить на публике. Как бы мужчины слушали их проповедь о Царстве Божьем? А если это было невообразимо, мог бы он отправить их вместе с мужчинами? Ведь в какой-то момент Иисус действительно отправил учеников «по два», и нельзя исключать возможность того, что он посылал вместе также и супругов или мужчину с женщиной. Известно, что женщины могли безопасно передвигаться по Галилее только в сопровождении мужчин. С одной стороны, мы точно знаем, что в первые годы существования христианской миссии большинство апостолов, братьев Господа, и, в частности Кифа, странствовали со своими «супругами» или «верующими женами».

Саломия, ученица Христа

 

Апостол Иоанн заканчивает свое Евангелие словами: «Многое другое сотворил Иисус, но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг…» (Ин. 21:25).

Столько добрых дел, чудес и знамений сотворил Иисус, живя на земле, что описать всего невозможно! Не потому ли так кратко запечатлена история Его рождения? Да и о детстве – всего несколько предложений, а о дальнейшей жизни Марии и Иосифа – вообще ничего. О жизни учеников Иисуса тоже упоминается очень кратко. Лишь несколько предложений в Евангелии повествует о семье двух братьев-рыболовов Иакова и Иоанна, о которой мы и поговорим в этой статье.

Они были одними из первых учеников, призванных Иисусом следовать за Ним. Ответив на призыв Христа, братья оставили все: отца, сети, лодку, работников – и пошли за Ним (Мф. 4:21; Мк. 1:19-20). Евангелие повествует нам, что отцом их был Зеведей, а матерью – Саломия.

В ту пору профессию не выбирали – она была семейным делом и обычно передавалась по наследству. Профессия Зеведея была не из легких, требовала мужества, сил, здоровья. Он – почти постоянно в море, а рыба ловится, в основном, ночью, случаются и штормы, и бури, и неудачная ловля. Наличие работников свидетельствует о том, что Зеведей был не бедным человеком (Ин. 18:19-20). Конечно же, тяжелый рыбацкий труд занимал у него большую часть времени – на семью почти не оставалось.

На хрупких плечах Саломии лежала забота о муже, о детях, о доме, о работниках. Она разделяла с Зеведеем радости и печали его жизни. Вероятно, она помогала и продавать рыбу: ведь это скоропортящийся товар.

Сыновья подросли и вместе с отцом стали ходить в море. Конечно же, они были радостью и гордостью родителей.

В ту пору Иисус ходил по всей Галилее, проповедуя Евангелие Царствия Божия. Люди удивлялись Его учению, ибо Он учил их как власть имеющий, а не как книжник (Мк. 1:22). Это новое учение резко отличалось от учения книжников, гордившихся знанием священных книг. А Иисус имел абсолютную власть, проявлявшуюся как в делах, так и в словах.

Иаков и Иоанн, следуя за Ним, видели и слышали все это и рассказывали о Его учении в своем доме. И мать решила тоже идти за Ним. Воспитавшая двух прекрасных сыновей, умевшая управлять своим домом, Саломия, следуя за Иисусом со многими другими женщинами, служила Ему своим имением (Лк. 8:3). В семье, наверное, часто беседовали о Нем и Его учении, размышляли и над Его словами о Царстве небесном (Мф. 19:28).

Восходя в Иерусалим, Иисус говорил ученикам о предстоящих Ему вскоре страданиях (Мф. 20:17-19). Но Саломия, занятая размышлениями о Его Царстве, не услышала и не поняла Его слов о предстоящей Ему смерти в Иерусалиме, хотя Он говорил им об этом уже в третий раз. Мысли о Царстве не давали женщине покоя, и она решила сама поговорить об этом с Иисусом: «Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него» (Мф. 20:20). Слово «тогда» дает нам понять, что она с нетерпением ждала окончания Его речи.

«Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем» (Мф. 20:21). Чтобы обратить особое внимание Иисуса именно на своих детей, она подчеркивает: сии два сына мои… Ее сыновья – сильные, смелые, трудолюбивые, послушные, красивые – ее радость и гордость! Разве может кто-то другой сравниться с ними? Ее дети – самые достойные, чтобы занять места по правую и левую сторону царя!..

Христос – кроткий и мудрый Учитель, Он не укоряет и не унижает ее перед толпой, но пытается достичь материнского сердца, не знающего чего просит. И задает ее сыновьям жгучий вопрос: «…можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» (Мф. 20:22). Зажженные любовью и честолюбием матери, они отвечают: можем! О, ее горячие, задиристые, храбрые сыновья! Они все могут!..

А Христос? Он, предсказывая их будущее, объясняет матери: чтобы сидеть на престоле в Его Царстве, ее сыновья должны быть готовыми испить чашу страданий. Страдания и скорби – путь, которым входят в Царство Божье (Деян. 14:22). И еще: Он полностью подчиняется Своему Отцу Небесному и не считает себя вправе делать что-либо без Отца (Мф. 20:23).

Молодость и пылкость этих юношей были известны Христу. Не потому ли Он дал им имя «сыны громовы» (Мк. 3:17)? Ведь это они, наделенные силой от Бога, однажды готовы были истребить самарянское селение! «…Иаков и Иоанн сказали: Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их…?» Иисус же «…запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать…» (Лк. 9:52-56). Тогда они еще не знали, для чего им дана была сила от Бога, еще не умели сострадать и с легкостью относились к гибели других. Это свидетельствовало об их тогдашнем эгоизме. Просьба же Саломии к Иисусу была еще более эгоистичной! Но, ослепленная любовью к своим детям, она не видит и не понимает этого…

Мы, матери-христианки, заботясь о благополучии своих чад, часто просим у Бога на самом деле даже не зная чего. Своей эгоистичной просьбой Саломия унизила и оскорбила других учеников. Не удивительно, что все они вознегодовали на Иакова и Иоанна (Мф. 20:24). В их сердцах появились ревность и зависть. Чтобы между ними не возникла ссора, Иисус объясняет им: «…вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою…» (Мф. 20: 24-26). И все-таки спор о том, кто из них больший, продолжался вплоть до Тайной вечери. А поводом к этому были слова Саломии.

Предсказания Христа о чаше страданий ее сыновей, Его пример готовности быть слугой ближнему, открыли Саломии иной взгляд на свое предназначение. Слова же Христа о Его чаше (Мф. 20:23), как острый меч, проникли до глубины ее души и духа, осудили помышления сердечные, обличили ее. Но она не разочаровалась, как богатый юноша, не ушла. А, приняв Его слова, с глубоким смирением продолжала следовать за Ним из Галилеи до самой Голгофы, где совершает служение сострадания (Мф. 27:55-56; Мк. 15:40-41). Она стоит у подножия креста рядом с Марией – Матерью Иисуса. Она плачет с плачущими, переживает, как мать, вместе с Марией.

Иисус, пригвожденный к кресту, запекшимися устами говорит Марии: «Се сын твой! А Иоанну: Се матерь твоя! И с того времени ученик взял ее к себе» (Ин. 19:25-27). Нигде не нашлось более уютного места для Марии, чем в доме Зеведея. Иисус знал, что в этой семье преисполнены любви и будут нежно заботиться о ней. Только им он мог доверить Свою Мать.

Саломия продолжает свое служение жертвенностью (Мк. 16:1). Купив дорогие ароматы, вместе с другими женщинами она приходит ко гробу при восходе солнца (Мф. 27:56; Мк. 16:1). И, о чудо! – все они встречаются с воскресшим Спасителем (Мф. 28:8-10). Саломия становится благовестницей, рассказывает ученикам о воскресшем Спасителе (Лк. 24:9-10). Теперь она не просто следует за Христом – она Его преданная ученица. Своей любовью и делами всей жизни она хочет быть верной Ему!

Следуя за Иисусом день за днем, слушая Его слова, мы бываем исполнены эгоизма, гордости, себялюбия и просим у Бога чего-либо из корыстных целей. Саломию, как каждую из нас, заботил вопрос о будущем ее сыновей. Иисус же терпеливо работал над этой семьей, нежно удаляя их гордость, самоуверенность, надменность…

Плотской характер Иоанна побуждал его к жестокосердным действиям. Он запрещал другим действовать именем Христа лишь потому, что те не ходили за ними (Мк. 9:38); хотел свести огонь с неба, чтобы истребить самарян (Лк. 9:54); стремился получить для себя лучшее место в Царстве Мессии (Мк. 10:35-37). Иоанн изменился не сразу, но смягчился сердцем и силою благодати постепенно сделался святым. Точно так же преобразилась и его мать Саломия.

Каждую склоненную перед Ним мать Иисус спрашивает: «Чего ты хочешь?». В свете истории этой библейской семьи проверим и свои материнские желания. Чего мы хотим для своих сыновей? Какое будущее готовим им? Спросим себя о главном. Чисты ли и святы наши желания? Учим ли мы наших детей скромности, братолюбию, жертвенности? Или же возвышаем их до царственного пьедестала, унижая и оскорбляя детей других матерей? Ведь, стараясь возвысить своих чад над другими, мы просто не замечаем, что на самом деле унижаем, в первую очередь, именно их и себя.

Научились ли мы сострадать матерям, которые переживают неудачи, болезнь, смерть своих детей? Умеем ли стоять рядом с ними или осуждаем их? Есть ли в нашем сердце, да и в доме, место для этих людей? Научились ли мы жертвовать свое время и средства во имя Христа? Несем ли плачущим и рыдающим весть о Воскресшем?

Саломия, приняв верой Его слово, распяла свое гордое «я», свои эгоистичные желания, отдала своих детей Богу для служения Ему. Она была хорошей женой, матерью, хозяйкой, а затем и верной ученицей Христа! А мы?

2 И некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов,
3 и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили Ему имением своим.
4 Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею:
5 вышел сеятель сеять семя своё, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его;
6 а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;
7 а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его;
8 а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
9 Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?
10 Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.
11 Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие;
12 а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись;
13 а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают;
14 а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода;
15 а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
16 Никто, зажегши свечу, не покрывает её сосудом, или не ставит под кровать, а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет.
17 Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы.

Однажды Христос покидает учеников, и они должны отправиться на проповедь. Однако вместо этого апостолы погрузились в печаль и, страшась быть убитыми, «пролили обильные слезы». Тогда слово взяла Мария Магдалина.

Не плачьте, — сказала она, — не печальтесь и не сомневайтесь, ибо Его благодать будет со всеми вами и послужит защитой вам.

В этот момент к ней обращается апостол Петр (Απόστολος Πέτρος, ?–ок. 64) с поразительными словами:

Сестра, ты знаешь, что Спаситель любил тебя больше, чем прочих женщин. Скажи нам слова Спасителя, которые ты вспоминаешь, которые знаешь ты, а не мы, и которые мы и не слышали.

Мария рассказывает о видении, в котором она наедине разговаривала с Иисусом. Её повествование — это повторное изложение гностической картины мира.

В результате складывается впечатление, что Мария Магдалина была единственным учеником Христа, полностью понявшим своего наставника.