СКАТ МАНТА

СКАТ МАНТА

СКАТ МАНТА

 

Самый крупный скат

luxfon.com_7398

В переводе с испанского языка название этой рыбы переводится, как «плащ» или «одеяло». И действительно, плывущая в толще прозрачной воды манта очень напоминает своеобразный ковер-самолет, элегантно и величественно парящий в небе.
Манта (Manta birostris) — один из самых известных видов скатов. Своей известности он обязан, в первую очередь, огромным размерам и удивительной внешности, которые послужили причиной появления с самых древних времен различных легенд, рассказов и небылиц об этой удивительной рыбе.

Внешность и размеры манты, действительно, уникальные. Даже новорожденный «мантенок» достигает более 150 см в размахе плавников, а взрослая особь может достигать в размахе крыльев почти 8 м при весе более 2 тонн! Это настоящий морской гигант.
Справедливости ради, следует сказать, что манта не является рекордсменом среди скатов по длине тела — «пьедестал почета» в этом состязании занимают пилорылые скаты, некоторые виды которых достигают 7,6 м от кончика рыла до кончика хвоста. Тело манты не вырастает длиннее 2 метровой отметки. Но благодаря массивности и широте размаха крыльев-плавников, манта по единодушному мнению ученых-биологов считается самым крупным скатом из известных науке.
Несмотря на то, что эти скаты известны людям с незапамятных времен, образ их жизни изучен недостаточно.

68167_0_823e1_b562da97_orig
Несмотря на устрашающую внешность, которой манта обязан, в первую очередь, размерам и «рогам», эти рыбы не являются опасными для человека животными, как и все другие планктоноядные гиганты моря. Опасаться следует лишь колоссального размера и веса этих рыб — легкого взмаха крыльев, зацепивших голову или тело человека может быть достаточно для серьезного травмирования.Внешность этой рыбы не позволяет спутать ее с каким-либо другим скатом или морским животным. Ее тело напоминает ромбовидный ковер, черный сверху и белоснежный на брюшной стороне. Широкие крылья, образованные грудными плавниками, кнутообразный короткий хвост, и характерные рога на голове, образованные передними кончиками грудных плавников.
Этими рогами скат увеличивает приток воды в полость своего огромного рта.
Зачем манте нужна усиленная циркуляция воды во рту? Да по той простой причине, что эти скаты являются планктоноядными морскими животными, подобно китам, китовым и гигантским акулам. Даже рот у манты по форме напоминает рот китовой акулы, отличаясь, впрочем, строением зубного аппарата.
Зубы у манты мелкие, с тупыми вершинками, и присутствуют лишь на нижней челюсти. Они не предназначены для перемалывания пищи или откусывания кусков от добычи. Считается, что основное назначение зубов у самцов взрослых мант — удержание самок при совокуплении. При этом самец захватывает «рога» самки зубами, производя внутреннее оплодотворение яйцеклеток своими половыми органами через клоаку самки. Вид является яйцеживородящим, в помете всего один, как уже отмечалось выше, крупный детеныш.
Кроме этого, по мнению специалистов, зубы ската-манты выполняют некоторые санитарные функции, помогая избавляться от кожных паразитов.

h1836054_151843470В прежние времена о кровожадности скатов-мант ходили различные небылицы. Считалось, что скат способен захватить человека в объятья своих огромных крыльев, задушить и съесть, или даже проглотить его целиком. Недаром за мантами закрепилось популярное название — морские дьяволы. Эти небылицы совершенно беспочвенны. Манта не относится к агрессивным видам морских животных и никогда на нападает на человека, как и китовая акула.

Еще одна интересная способность мант — совершать довольно высокие прыжки над поверхностью воды, прибавила мрачной таинственности этой рыбе. Зачем манты выпрыгивают из воды, достоверно неизвестно. Есть мнение, что таким образом эти рыбы обмениваются сигналами в стае, поскольку манты нередко образуют крупные сообщества.
По другим гипотезам, манта, выпрыгивая из воды и с шумом плюхаясь обратно в воду пытается таким образом избавиться от назойливых паразитов, во множестве поселяющихся на теле. Некоторые ученые считают, что прыжками с последующим падением манта может глушить мелкую добычу в виде рыбок, кальмаров и т. д., чтобы потом без особых хлопот собрать «урожай» в пасть. Ведь кроме мельчайшего зоопланктона в рацион мант входит и морская мелюзга — мелкие рыбы и беспозвоночные, попавшие с водой в полость раскрытого рта.
skat-manta-ili-morskoj-djavol_1Возможно, что все эти мнения верны, а может быть, есть и другие причины, заставляющие мант делать фантастические кульбиты над поверхностью воды.
Кстати, именно в момент прыжка манта наиболее опасна для человека — «приводниться» эта живая плоская глыба может и на пловца, и на случайно подвернувшуюся шлюпку, ведь высота прыжков ската достигает полутора метров.
Зрелище, когда манта выпрыгивает из воды потрясающее! В момент падения огромного плоского тела создается туча брызг и громкий хлопок-выстрел, слышный далеко вокруг.

Следуя за скоплениями планктона, эти гигантские скаты могут совершать очень большие путешествия по океану — до нескольких тысяч километров. Впрочем, это свойственно и другим планктоноядным гигантам моря.

h1836059_151843489Эти удивительные рыбы заселяют теплые воды всех океанов, кроме Северного Ледовитого. Особенно часто их можно встретить в Индийском океане, где они нередко образуют стаи. Обычно манты легко и непринужденной парят в толще воды, собирая урожай планктона, иногда они отдыхают на поверхности воды, высунув наружу кончики грудных плавников.
Любопытно, что манты считаются самыми «мозговитыми» рыбами в Мировом океане. Удельный вес их мозга (по отношению к весу тела) самый большой из известных в науке рыб. Возможно, что эти скаты являются и самыми «умными» рыбами на Земле.
У крупных мант мало врагов-хищников в море. Лишь надоедливые паразиты способны доставить этим рыбам серьезные неприятности, поедая плоть, вызывая зуд и боль. Мелким особям приходится быть осторожнее — они нередко становятся жертвами крупных акул и других морских хищников. Манты не относятся к стремительным пловцам — максимальная скорость взрослой особи — менее 20 км/час, поэтому крупная акула легко может настигнуть молодого ската и расправиться с ним.
В заключение немного о систематике. Но главный враг манты, как и любого другого животного, — человек. Мясо этих скатов ценится из-за высоких вкусовых качеств, а печень чрезвычайно богата жиром. Поэтому во многих районах ареала на них охотятся местные кустари-рыбаки, а также рыболовы-спортсмены, невзирая на то, что занятие это очень опасное. Выудить огромную рыбину из воды — очень сложно, а потому престижно.
Все это приводит к тому, что численность скатов мант в водах Мирового океана неуклонно снижается, и состояние популяций этих удивительных животных вызывает серьезное беспокойство у защитников природы.
В последние годы предпринимаются попытки искусственного разведения этих животных в неволе. Впервые случай рождения детеныша манты в океанариуме имел место в 2007 году, в Окинаве (Япония).

skat_2Скат манта относится к отряду Dasyatiformes хвостоколообразных (по другим источникам — к отряду орляков — Myliobatidae). Эти рыбы представлены единственным видом в роде мант (Manta) семейства мантовых.
Систематизаторы до сих пор не могут прийти к единому мнению о существовании некоторых отрядов скатов. В одних источниках указано на существование отряда скатов-орляков, в составе которых находится семейство хвостоколов, согласно систематике, представляемой другими научными источниками, выделяется отряд хвостоколообразных скатов, в котором скаты-орляки представлены отдельным семейством. Впрочем, для того уровня познаний о скатах, которое ставит целью донести до посетителей этот сайт, такие разногласия между учеными не существенны.

 Гигантские морские дьяволы

skat

Скат манта — одна из самых крупных рыб мира. Но, как ни странно, именно о них наука знает удивительно мало
Из темноты океана выныривают четыре черно-белых гиганта. С обоих боков их плоские тела переходят в широкие плавники, которыми они взмахивают как крыльями. Стая рыб летит в воде, как стая птиц. С широко раскрытой пастью скаты манта парят над рифом. Один из них направляется к ныряльщикам и резко разворачивается прямо перед ними, показывая свое светлое брюхо. Сверкает вспышка. Огромные рыбы кружат над рифом, а аквалангисты подают друг другу сигнал к всплытию. Два часа спустя Андреа Маршалл загружает фотографии в компьютер. В крытой тростником исследовательской станции в Тофо, деревушке на юге Мозамбика, душно, как в парнике. Вентилятор не спасает. Издалека доносится шум прибоя. Вот уже десять лет 31-летняя гидробиолог Андреа Маршалл изучает самый крупный в мире вид скатов. Манта, или гигантский морской дьявол, — одна из самых больших рыб на Земле. Взрослый скат весит до двух тонн, размах его боковых плавников может достигать семи метров — почти как футбольные ворота.

manta-over-fire-coral

Есть лишь один вид скатов мант, утверждается в «Каталоге рыб» — большом трехтомном справочнике, стоящем на полке у Маршалл. Но отметки на ее карте мира говорят о другом. Красными и синими точками исследовательница пометила места обитания всех известных популяций мант. Синий цвет означает один вид, красный — другой. Эта карта — ее личное доказательство теории существования не одной, а двух разновидностей этих рыб.

На мониторе появляются сегодняшние фотографии, которые сделали Маршалл и ее коллега, новозеландский биолог Саймон Пирс. Трое из четырех встреченных ими скатов — старые знакомые, которым ученые присвоили вполне американские клички: Компас, 50 центов и Яблочный Пирог. Ученые различают их по пятнам и шрамам на брюхе и нижней части боковых плавников. У каждой рыбы они образуют неповторимый узор. Например, у ската 50 центов разводы на животе напоминают цифры «5» и «0», а обкусанный акулой правый плавник изгибается в виде буквы «с», с которой начинается слово cent («цент»).

Маршалл рассматривает фотографии четвертого ската. Это самка. Темные пятна на ее брюхе похожи на след львиной лапы. Исследовательница сравнивает снимок с фотографиями других самок из базы данных. Совпадений нет. Маршалл нарекает новичка Симба в честь львенка из мультфильма «Король лев».

h1836047_151843406

Симба — это 743-й скат в ее каталоге. Во всем мире есть лишь несколько столь крупных популяций скатов манта, как здесь, у берегов Мозамбика, недалеко от деревни Тофо. Ни одна из них не изучена лучше здешней.

Манты обитают в теплых морях. Точки на карте сосредоточены у Восточного побережья Австралии, в районе тихоокеанских архипелагов, у берегов Калифорнии и в Карибском море. Но больше всего их в Индийском океане: у Восточного побережья Африки, а также у берегов Таиланда и Индонезии. Сколько всего скатов манта обитает в Мировом океане? Каковы средняя продолжительность их жизни и повадки? На все эти вопросы у науки пока нет четкого ответа.

Андреа Маршалл первой описала брачный ритуал скатов манта. В период размножения за каждой самкой неотступно следуют до 20 самцов. Они как живой шлейф повторяют каждый ее маневр, пока наконец самка не выберет одного самца. Беременность у мант продолжается около года, самка рожает одного малька, размах плавников которого достигает полутора метров. С первой же минуты жизни маленький скат предоставлен сам себе.

h1836051_151843479

 

 

 

 

 

 

 

Относительно общего веса тела у мант самый большой мозг среди всех рыб. Многие ученые считают, что росту мозга способствует стайный образ жизни. Манты кормятся группами и вместе плывут на «гигиенические процедуры» в места скопления рыб-чистильщиков. Предполагается, что в стаях мант царит иерархия между старшими и младшими особями. Манты регулярно выныривают из воды и с плеском плюхаются на морскую гладь. Маршалл предполагает, что так они обмениваются сигналами. Она вообще считает мант очень общительными существами и уверена, что среди них есть личности. Одни — любопытные и игривые, другие — робкие и нерешительные. На основании наблюдений за мантами у берегов Мозамбика американка пытается раскрыть и другие тайны их поведения. Примерно половина учтенных скатов живет здесь постоянно, Маршалл регулярно встречает их при погружениях. Например, самок Компас и 50 центов она уже видела десятки раз. Но в ее базе данных есть еще целая сотня особей, которых она наблюдала у берегов Мозамбика всего по одному за восемь лет. Случайно ли это? Андреа Маршалл впервые приехала в Тофо десять лет назад. Тогда она еще была студенткой-гидробиологом в австралийском Брисбене и увлекалась подводной съемкой. Кто-то из знакомых посоветовал ей дайвинг у берегов Мозамбика. Маршалл выросла под Сан-Франциско. Сертификат дайвера она получила в 12 лет; к 15 годам на ее счету было полтысячи погружений с аквалангом. Но нигде в мире она не видела такого богатого подводного мира, как у берегов Мозамбика. А главное — здесь можно было встретить скатов каждый день. В других популярных местах для дайвинга этих рыб нужно выслеживать с самолета.

manta_large

Вернувшись в Брисбен, Андреа Маршалл решила писать диссертацию о скатах манта. Профессор Майкл Беннет «посмотрел на меня, как на сумасшедшую. Конечно, эти животные малоизучены. Но этому есть объяснение: скаты встречаются редко, а их изучение — дорогое удовольствие. И вообще: как можно в 22 года писать диссертацию в Африке?!» — вспоминает Маршалл. Но она решила рискнуть. Продав машину и мебель в Брисбене, Андреа полетела в Мозамбик. В деревне Тофо она поселилась в хижине без воды и света. Рыбаки подвозили ее на лодке к одному из рифов, а потом забирали обратно. Позднее к ней присоединился специалист по китовым акулам Саймон Пирс. Но в первые годы она постоянно нарушала главную заповедь дайвера — никогда не погружаться в одиночку.

Прошло полгода после приезда в Тофо. Однажды вечером, просматривая фотографии скатов, Андреа Маршалл заметила что-то странное. Одни рыбы казались ей крупнее и темнее остальных. «Сначала я решила, что это более старые особи», — говорит она. Но вскоре она подметила и другие различия. Оказалось, что гигантские манты питались и плавали обособленно от менее крупных скатов. Кроме того, они попадались ей редко, в отличие от мант меньшего размера, которых она встречала каждый день. Не значит ли это, что скаты — как и косатки — делятся на две группы: оседлых и мигрирующих? Со временем ей пришло на ум и другое возможное объяснение. Через полтора года Андреа вернулась в Брисбен и поделилась теорией со своим профессором: существует два вида мант. «Он даже слушать не стал, но зато  другие мои наблюдения его впечатлили». Тема диссертации была одобрена. Андреа Маршалл посоветовалась еще с пятью специалистами по скатам, но ни один из них не поддержал ее гипотезу. Манты распространены почти по всему миру, а формированию новых биологических видов способствует географическая обособленность. Маловероятно, что при отсутствии естественных барьеров развились два вида, возражали они. К тому же при сравнительном анализе ДНК мант не было обнаружено никаких различий. Это еще один аргумент против ее теории. Припекать начинает уже в семь утра. Маршалл смотрит с берега в морскую даль. Вот уже четвертый день вдоль южного побережья Мозамбика тянется длинное зеленое облако фитопланктона. Эти микроскопические водоросли стоят в начале пищевой цепочки Мирового океана. Надо ждать, когда ветер переменится и вынесет эту гущу из бухты в открытое море. В мутной воде трудно выследить ее подопечных.

roga_manta

Маршалл решает попытать счастья. Накануне группа ныряльщиков заметила под водой огромных мант. Исследовательница хочет установить на одну из рыб спутниковый передатчик. На кожу мантам меньшего размера она прикрепляет миниатюрные акустические радиопередатчики. Когда помеченный скат проплывает в радиусе 500 метров от радиоприемника, сигналы его передатчика улавливаются и записываются. Маршалл установила 12 радиоприемников вдоль сто-километровой береговой линии в бухте Тофо. Так она может определить, куда манты заплывают чаще всего.

Но для слежения за мигрирующими мантами акустические передатчики не годятся. Мигрирующими Маршалл считает тех скатов, которых она встречала лишь по одному разу. Они появляются словно ниоткуда, проводят в бухте день-другой и исчезают. Куда они уплывают? Где они спариваются и производят на свет потомство?

Исследовательница пытается доказать, что гигант­ские манты в поисках корма странствуют по Мировому океану. Она уже снабдила девять таких скатов 20-сантиметровыми спутниковыми передатчиками. Каждый раз, когда манта всплывает на поверхность, аппарат передает координаты рыбы на спутник. Каждый передатчик стоит 5000 долларов. И нередко теряется уже через несколько месяцев после установки.

От берега до «Мантового рифа» — 20 минут на моторной лодке. Здесь на глубине 24 метров — сразу несколько «санитарных станций». Манты приплывают сюда, чтобы дать рыбам-чистильщикам объесть с них паразитов, омертвевшую кожу или воспаленные ткани. Обслуживанием мант занимается как минимум семь видов рыб-санитаров. Одни специализируются на очистке жаберных тычинок в их пасти, другие чистят мантам брюхо, третьи обрабатывают свежие раны от акульих укусов. Акулы — единственные естественные враги мант. У берегов Тофо скаты особенно сильно страдают от них. Три четверти здешних скатов несут на себе следы акульих зубов. У многих из них откушены хвостовые плавники, а у некоторых самцов — половые органы. Почему акулы так часто нападают на скатов именно здесь? Пока это загадка. Сколько скатов погибает во время таких атак, тоже неизвестно.

h1836055_151843474

GPS-навигатор сигнализирует о прибытии в заданную точку. Андреа Маршалл и Саймон Пирс надевают акваланги, берут фотоаппарат и метровую медную пику для имплантации передатчиков и ныряют в море. Течение здесь сильное, видимость в мутной воде ограниченна. Подводный пейзаж с кораллами, расщелинами и пещерами словно затянут пеленой. Аквалангисты проплывают мимо сетчатой мурены, мимо лучистой крылатки и импозантного картофельного групера. И вдруг останавливаются.

Чтобы доказать существование нового биологического вида, нужны веские аргументы. Одним из главных критериев служат внешние отличия. Биологи детально описывают форму и строение тела животного, его органы, окраску и образ жизни. К такому описанию почти всегда прилагаются данные генетического анализа.

В 2007 году Маршалл обходилась без них. К тому времени она уже почти пять лет изучала мант у берегов Мозамбика, совершив 1300 погружений. Она съездила в Мексику, Таиланд и Эквадор, чтобы исследовать местные популяции мант. На ее карте появлялось все больше точек. Красными она отмечала места обитания небольших мант, синими — места распространения гигантских. Но ее гипотеза о существовании двух видов этих рыб оставалась неподтвержденной.

В мае 2007 года она отправилась в Индонезию, где у берегов островка Ломбок ведется промышленная ловля гигантских мант. Ей нужен был один экземпляр для анатомического исследования. На местном рынке с помощью рыбаков она перевернула тушу ската и обратила внимание на выступ у основания хвоста. Она аккуратно рассекла кожу. И обомлела.

У предков мант на хвосте был ядовитый шип; у некоторых видов скатов он сохранился до сих пор. А у мант в ходе эволюции исчез. Так, во всяком случае, считали ученые. У небольших мант его действительно нет. Но из хвостовых костей гигантской манты на рынке острова Ломбок торчал… острый выступ длиной несколько миллиметров — миниатюрный шип. «Наконец-то я нашла стопроцентное анатомическое отличие!» — говорит Маршалл.

Везение продолжалось. Двух первых гигантских мант, которым она установила спутниковые передатчики, Маршалл назвала в честь великих мореплавателей Кука и Магеллана. Кук потерял передатчик через три недели, но Магеллан проплыл за два месяца 1100 километров на юг вдоль побережья Мозамбика и потерял передатчик уже за Дурбаном (ЮАР). Это подтверждало предположение Маршалл о том, что гигантские манты — «океанские странники». Результаты генетических тестов доказали ее правоту. В мире действительно существует два вида мант.

В июле 2008 года Андреа Маршалл представила доклад о своих многолетних исследованиях на конгрессе гидробиологов в Канаде. Род «манта», объявила она, включает в себя два вида — гигантскую манту (manta birostris) и меньшую по размеру рифовую манту (manta alfredi). После ее выступления в зале повисла тишина.

h1836060_151871650

С мокрыми после погружения волосами Андреа Маршалл садится за стол. Сегодняшние поиски оказались безрезультатными, они с Пирсом не нашли под водой ни одного «гиганта». Но судьба уже бросает исследовательнице новый вызов. Андреа достает карту мира. С недавних пор наряду с красными и синими точками на ней появились желтые отметки. Они сосредоточены в Мексиканском заливе и Карибском море.

Однажды в интернете она нашла снимок ската, который может оказаться представителем третьего вида мант, говорит Маршалл. «Я увидела фотографию манты и подумала: ого, а ведь я такой не знаю!»

текст: Джульетта Ирмер
фото: Такако Уно и Стивен Вонг
Статья из  журнала  GEO
Видео BBC

 


Permalink

Related Posts